Полная карта сайта
«КЭМПО - клуб каратэ кёкусинкай IFK,
 г.Полевской, Свердловской обл.»
КЭМПО - клуб карате киокушинкай IFK

Главная страница
сайта клуба КЕМПО

Новости
сайта

Каратэ
Кекусинкай

Клуб КЭМПО

Cайт.
История
и перспективы.

Город Полевской

Авторский раздел

Ссылки
по карате кекусинкай
и другим видам БИ,
по веб-дизайну
и веб-мастерингу

Общение
с автором сайта
и клубом КЕМПО






КЭМПО - клуб карате киокушинкай IFK
КЭМПО - клуб карате киокушинкай IFK



Четыре дня со Стивом Арнейлом


Имя сихана Стива Арнейла широко известно. Он был третьим из лучших учеников Масутацу Оямы - воспитанником "старой школы". По рейтингу он уступал только Сигеру Ояме и Тадаси Накамура (последнему, как известно, прочили стать преемником основателя Кёкусинкай). С деятельностью С. Арнейла как президента Европейской организации Кёкусинкай (ЕКО) связан подъем европейского Кёкусина. Европа обрела реальную силу, угрожая безраздельному господству Японии - в подготовке высококлассных бойцов (Энди Хуг, Микаэл Томпсон) и в управлении Международной организацией Кёкусинкай (ИКО). В борьбе за сильную Европу и демократические принципы руководство в ИКО сихан Арнейл завоевал репутацию человека решительного и последовательного, осмеливающегося открыто называть вещи своими именами вопреки стратегии токийского Хонбу. Эта стратегия, базирующаяся на древнем принципе "разделяй и властвуй", в том числе через систему "бранчей", все же нанесла Европе немалый урон. Не найдя в ЕКО реальной поддержки, сихан Арнейл вышел из состава ИКО и ЕКО. Он остался президентом Британской организации Кёкусинкай, избравшей независимый путь развития, и в октябре 1992 г. основал Международную федерацию каратэ ИФК).

В эту новую Международную организацию Россия вошла в момент ее создания, ибо в основу ее была положена не японская система "бранчей", а демократическая структура, предусматривающая суверенитет национальных организаций. Посещение сиханом Арнейлом первого турнира нашей профессиональной лиги ("Канку-профи") стало важным шагом на пути консолидации под знаменем Международной федерации каратэ.

Мы неплохо узнали сихана Арнейла за время проведения им Летних школ в Швейцарии. Он запомнился человеком общительным, деятельным и очень оптимистичным. Однако 4 дня его пребывания в Москве были насыщены особенно близким и интенсивным общением. Это позволило не только глубже узнать мастера, но и в полной мере оценить ту откровенность и душевную щедрость, которую он проявил в обсуждении самых острых проблем и в ответах на наши многочисленные вопросы. Большую часть этого диалога мы теперь и публикуем в форме развернутого интервью.

 

* * *

 

Вопрос. Сихан, нам известно, что ИФК призвана оздоровить движение Кёкусинкай в мире. В чем Вы видите перспективы развития нашего стиля каратэ?

 

Ответ. ИФК создана для объединения моих единомышленников. Прежде всего, мы должны иметь открытое сознание, необходимое для подлинного совершенствования организации, методов обучения, развития самого стиля. Мы уважаем все виды и стили боевых искусств, и готовы принять всех, кого привлечет каратэ Кёкусинкай. К ним я отношу и представителей японских школ, отделившихся от Кёкусинкай. Это Сэйдокан, Дайдо-дзюку, Асихара-каратэ и др. Их лидеры - мои старые друзья, с которыми я поддерживаю отношения.

Открытость сознания должна помочь адаптировать стиль Кёкусинкай, делая его доступным для мужчин и женщин независимо от возраста. Я, в частности, намерен развивать все формы соревнований: по ката, по кликерной системе, по правилам ВУКО и нокдаун-каратэ, в том числе на профессиональном ринге. Вот почему Ваш профессиональный турнир был для меня чрезвычайно интересен. Не могу не отметить, кстати, высокий уровень его организации, судейства, а также подготовки бойцов.

 

Вопрос. Чтобы новая организация обрела реальную силу, нужна не только организация, но и то, что мы называем "школой". В чем Вы видите перспективы развития "школы" Кёкусинкай?

 

Ответ. Действительно, необходима единая методическая и техническая база. Моя книга, где систематизированы ката Кёкусинкай, в свое время получила признание в Японии и была положена в основу обучения в Европе. К концу 1993 г. я надеюсь издать свою новую книгу, где дана система и программа подготовки, единые требования для наших учеников. Полагаю, что это поможет им достигнуть высокого уровня мастерства, а ИФК завоевать соответствующую международную репутацию. Надеюсь, что в скором будущем мы сможем организовать Первый чемпионат мира.

 

Вопрос. Некоторые из названных Вами новых направлений соревновательной борьбы, в том числе для женщин, начинают развиваться в России. Однако кликерную систему принимают у нас неохотно. Что подсказывает Ваш опыт?

 

Ответ. Прежде всего, важно понять, что нет каратэ мужского и женского. Каратэ - это боевое искусство, которым могут овладеть и мужчины и женщины. На одну из моих учениц в момент, когда она возилась с багажником автомашины, несколько мужчин совершили нападение. Их пришлось отправить в больницу...

Однако формы спортивных состязаний должны выбираться с учетом особенностей женского организма. Ката, например, одинаково доступны всем. В Англии для привлечения большего числа спортсменов мы дифференцируем их состав по возрасту и квалификации. Так, лица до 16 лет могут выступать в двух подгруппах: от голубого до зеленого пояса и от коричневого и выше. В младшей подгруппе соревнуются только по обязательной программе (ката группы Пинан).

Другое дело, если кто-то захочет специализироваться по ката и освоит высшие ката. Независимо от общей квалификации он сможет принять участие в международных соревнованиях.

Кликер был введен мной в европейскую практику также из соображений общедоступности. Мы проводим такие соревнования, как и соревнования по правилам ВУКО, и среди женщин, и среди мужчин (преимущественно среди юношей). Порой проводим совмещенные турниры. Например, один раз женщины выступают по правилам Кликера, а мужчины - по правилам ВУКО, другой раз - наоборот. Мы рассматриваем формы бесконтактных состязаний также как этап (в том числе возрастной в подготовке бойцов для нокдаун-турниров.

 

Вопрос. В России все же предпочитают контактное каратэ. Даже юноши и юниоры выступают по контактным правилам. Только для юношей вводятся дополнительные ограничения (запрещены все прямые удары ногами в лицо и удары коленом в голову) и разрешено защитное снаряжение (перчатки и шлемы помимо обязательной раковины). Более того, многие женщины хотят драться в контакте. Как обстоит дело в Англии и в Европе в целом?

 

Ответ Женские нокдаун - турниры проводятся пока в порядке эксперимента (в Бельгии, Голландии). Мы также начали готовить женскую команду для участия в бельгийском турнире. Прежде чем решиться на это, мы много консультировались с врачами и медиками, а также с женщинами - обладательницами мастерских степеней

Вывод - тело женщины такое же сильное, как тело мужчины.

Единственное слабое место - это грудь, что понятно. Поэтому нужны крепкие протекторы. Другое условие - возраст - в соревновании не участвуют женщины моложе 18 лет. Однако не следует забывать, что участие в нокдаун-турнирах - дело добровольное как для женщин, так и для мужчин. Для женщин, повторяю, это пока эксперимент. Возможно, положение будет меняться. Может быть, понадобятся шлемы. Нужно иметь открытое сознание и быть готовым к прогрессу.

 

Вопрос. Применительно к обсуждаемому вопросу "открытое сознание", У европейцев оно должно было бы способствовать освоению контактных форм соревновательной борьбы для женщин, а также для юношей. Для русских, вероятно, будет полезно "открыть глаза" на бесконтактные формы состязаний, чтобы приумножить число любителей стиля Кёкусинкай. Однако согласимся, что сердцевина Будо-каратэ все же контактные бои, и именно это сделало стиль Кёкусинкай столь популярным в России. У нас много фанатично преданных каратэ Кёкусинкай бойцов. Евгений Головихин, который, как Вы видели, занял 2-е место на нашем профессиональном турнире, разработал собственную систему закалки тела. Он готовится сейчас к публичному проведению 100 боев. Могли бы Вы пролить свет на этот традиционный для школы Кёкусинкай, но редко выполнимый тест?

 

Ответ. Когда я обучался в Хонбу, несколько японцев пытались выдержать 100 боев, но безуспешно. И дело не только в том, чтобы побеждать в каждом бою, это нереально. Главное выжить. Испытание прерывается, если боец сам отказывается от борьбы или физически не может продолжить бой (например, не в состоянии восстановиться после нокаута). 100 боев в Хонбу я выдержал первым, однако не люблю говорить об этом. Это мое личное достижение, которое нельзя считать обязательным для других.

Случилось так, что я обратил на себя внимание бойцовским духом. Занимался я тогда в Хонбу и у известного инструктора Куросаки. Мне предложили испытать себя в 100 боях, и я согласился. Сказали готовиться, но срок назначен не был. Я стал усиленно тренироваться бегал по горам, работал в зале. Так продолжалось около 6 месяцев, но никто не напоминал мне о предстоящем испытании. И вот однажды утром я собирался ехать к Куросаки, по при выходе из дома меня ждали посланники из Хонбу, велев немедленно отправляться в зал. Там я и прошел через 100 боев.

Испытание проходило в присутствии узкого круга приближенных учеников Оямы, не было ни кино, ни телевидения. Бои были реальными и тяжелыми. Их нельзя сравнивать с 40 боями Мидори или Матцуи, отснятыми на видео. Они превосходные бойцы и демонстрируют отличную технику. Однако каждому видно, что это условные поединки с очень легким контактом. Здесь преобладают рекламно-коммерческие цели. Партнеры Мидори, например, используют лоу-кик'и. При таком количестве реальных боев выдержать удары по ногам невозможно. Вы видели на Вашем профессиональном турнире, что два-три хороших лоу-кик'а и боец выходит из строя! Те, кому очень повезет, смогут выдержать примерно 35 боев, но не 50 и тем более не 100. Микаэл Томпсон, например, в отличие от Мидори и Матцуи провел 50 очень тяжелых боев. Есть видеозапись. Сам он мог выполнять лоу-кик'и, однако его противникам не разрешалось это делать. В случае с Вашим спортсменом я посоветовал бы также ввести данное ограничение.

Когда я проводил 100 боев, лоу-кик'и вообще не применялись. Эту технику в Кёкусинкай ввели после известной встречи японцев и таиландских боксеров. Японская команда победила ее счетом 2:1, но одно поражение как раз было следствием неготовности к ударам по ногам и ударам локтями в лицо, которые использовали боксеры. В этом матче из-за травмы мне не довелось участвовать. Однако впоследствии в Хонбу работали по таким правилам. Было очень много крови. Ударом локтя мне сломали нос. Пришлось делать специальную операцию, вживлять пластмассовую перегородку. В конце концов, при ведении контактных боев без защитного снаряжения удары руками в лицо пришлось запретить, а лоу-кик'и остались. Эта техника очень эффективна, но использовать ее в спарринговых тестах, как я говорил, можно только в одностороннем порядке. Лоу-кик'и следует разрешать только тому, кто проходит испытание. В противном случае мы будем иметь дело не с реальными поединками, а с рекламно-коммерческими шоу.

 

Вопрос. Сихан, Вы прошли в каратэ долгий путь. Как он начинался, и что привело Вас в школу Кёкусинкай, которой Вы отдали почти 30 лет жизни?

 

Ответ. Я родился и вырос в ЮАР. Первое знакомство с боевыми искусствами началось с кэмпо. Некоторое время мне случилось наблюдать тренировки одного китайца. Странные движения возбуждали любопытство. Как-то китаец обратился ко мне, сказав, что никто, кроме меня, не проявлял к его занятиям такого интереса. Предложил попробовать обучаться кэмпо у него. Так начались мои занятия. Позже он посоветовал мне поехать на его родину, чтобы совершенствоваться в боевом искусстве. Я пытался это сделать, но власти Мао Цзедуна отказали мне как иностранцу во въезде в Китай. Пришлось поселиться в Японии. Там я освоил дзюдо и получил мастерскую степень. Пробовал изучать различные окинавские стили, но к ним не лежала душа. Я продолжал поиск.

В свое время мой учитель-китаец как-то упомянул имя очень сильного каратиста, живущего в Японии, Масутацу Оямы. Оказалось, что у Оямы занимался один из моих друзей. Он рекомендовал меня в Хонбу в тот момент, когда Ояма был в отъезде. Вначале мне разрешили только наблюдать тренировки, и я сразу понял, что нашел, то, к чему стремился. По возвращении Ояма спросил, почему я пришел в его школу. Я сослался на совет своего учителя и заявил, что хочу изучить стиль Кёкусинкай. В итоге я был допущен к регулярным тренировкам.

Пять лет моих занятий в Японии (первая половина 60-х годов) были годами расцвета школы Оямы. Вместе со мной тренировались такие мастера, как Тадаси Накамура и Сигеру Ояма.

Мы были полны энтузиазма. Ояма благоволил ко мне и даже стал моим приемным отцом (мой родной отец давно умер). Это было устное соглашение, по которому я обязался своего первого сына назвать его именем и в подростковом возрасте направить в Японию. Ояма внимательно следил за жизнью своих учеников. Когда я решил жениться на японке, он тщательно проверил ее родословную и выяснил намерения. Только после этого одобрил наш брак. Я сдержал слово. Мой сын Стив Ояма Арнейл, достигнув немалых успехов в каратэ (он демонстрирует некоторые ката в моей книге), уехал в Японию. Там что-то произошло. До сих пор не знаю почему, но он пожелал вернуться домой в Англию и оставил каратэ.

Долгое время я был предан Ояме. Однако медленно, но неуклонно в нем обнаружилось стремление к тому, чтобы его стали обожествлять или по крайней мере видели в нем святого. Для человеческого существа подобное стремление таит опасность. Я же не мог закрыть свои глаза и уши, не мог не думать. Я стал одним из немногих, кто осмеливался говорить Ояме правду в глаза. Очень часто я навлекал на себя его гнев. Я убежден, что каждый человек имеет право на выбор, касающийся его судьбы. Как-то я сказал Ояме, что сохраняю ему верность, но могу идти за ним лишь до определенного предела. Если учитель прикажет прыгнуть в пропасть или в огонь, не значит, что так следует поступить. За учителем можно идти, если знаешь, что его слова не расходятся с делами. Иначе он быстро теряет уважение своих учеников...

 

Вопрос. Нам хорошо известно, почему Вы вышли из ИКО и ЕКО, решив идти независимым путем. Однако Вы воспитанник школы Оямы. В чем была реальная сила основателя Кёкусинкай?

 

Ответ. Должен признаться, что решение порвать с Хонбу далось мне нелегко, хотя до этого многие из лучших учеников Оямы вынуждены были сделать то же самое по сходным причинам. Политика Хонбу основана на стремлении поссорить бранч-чифов друг с другом посредством лжи, на жажде власти и денег. Однако к Ояме, несмотря ни на что, я сохранил чувство любви. Ведь он был для меня отцом. Кроме того, это действительно сильная личность и выдающийся мастер. Ояма действительно воспитывал настоящих бойцов. Сам он владел мощной защитой, имел очень быстрые удары руками и очень тяжелые удары ногами на среднем уровне.

 

Вопрос. Если говорить о школе Кёкусинкай, то что характеризует ее технику? Ведь, как известно, она постоянно менялась. Об этом можно судить хотя бы по бесчисленным модификациям базовой техники и вариантам ката. Не удивительно ли, что приоритет в канонизации ката Кёкусинкай принадлежит не Ояме, а Вам? Да и квалификационные нормативы на ученические и мастерские степени впервые зафиксированы не в Японии, а в книге Вашего ученика Дэвида Кука! А ведь и Ваши ката и нормативы уже много лет служат эталоном для европейских школ Кёкусинкай.

 

Ответ. В то счастливое время, когда я учился в Хонбу, и тон задавали такие мастера, как Тадаси Накамура и Сигеру Ояма, обучение технике было достаточно стабильным. Что касается меня, то я до сих пор храню специальный сертификат за лучшую технику, которого не было даже у японцев. Однако Ояма всегда был склонен менять форму техники и варианты ката. На мой взгляд, достаточно произвольно.

Возможно, одна из причин состоит в том, что, кроме Тэнсё, он мало работал над ката. В то же время он понимал значение канонизации техники (в том числе посредством ката) для обучения, для школы. Ката привносили в Кёкусинкай его ученики, ранее осваивавшие другие стили. Иногда они создавали собственные ката. Так, Цуки-но-ката частично создана Тадаси Накамурой.

Ояма никогда не углублялся в объяснение смысла техники и вариантов ката. Просто велел делать так или иначе. Как-то раз он пришел в нашу группу и дал указание делать новый вариант ката Пинан 5. Все были к этому не готовы и смущены, однако возражать никто не посмел. Подобные новшества вызывали озабоченность и тревогу ближайших учеников Оямы, на плечи которых ложилось обучение в Хонбу. Они часто избирали меня посредником в столь щекотливом деле, как выяснение причин постоянных изменений в базовой технике и собственно в ката.

 

Вопрос. Понятно теперь, почему Вам пришла спасительная идея канонизации ката Кёкусинкай. Но как отнесся к этому Ояма, и каковы были критерии при отборе Вами вариантов ката?

 

Ответ. Так же как ведущие японские инструкторы, например сихан Года, я хорошо понимал важность стабильности в обучении технике и ката. Идея создания книги по ката Кёкусинкай возникла не без их влияния. Ояма одобрил идею, хотя все финансовые затраты по изданию книги мне целиком пришлось взять на себя.

Я тщательно проанализировал все известные варианты ката. Их было много, например я знал 5 вариантов ката Пинан 5. Главным было отобрать наиболее целесообразные в практическом отношении приемы, поддающиеся простым и доступным трактовкам. Когда я говорю о приемах, то имею в виду не все движения. Некоторые из них лишь связующие звенья, не имеющие самостоятельного значения. Стоит заметить, что в других случаях отдельные элементы, имеющие практическое назначение, в ката намеренно пропускаются. При интерпретации приемов их надо как бы домысливать. Сейчас, в отличие от японцев, я могу объяснить значение любой техники в ката Кёкусинкай. Может быть, поэтому моя книга по ката была принята в Европе за эталон. Возникла возможность, в частности, проводить соревнования по ката. По понятным причинам в Японии это до сих пор неосуществимо.

 

Вопрос. С Европой как раз все ясно. Но, как известно, по инициативе Оямы и после выхода в свет Вашей книги ката в Японии продолжали меняться. Недавно Хонбу разослало бранч-чифам видеокассеты с демонстрацией новых якобы "узаконенных вариантов". Мы узнали об этом от сихана Инго Фрайера. Как Вы можете прокомментировать подобные действия?

 

Ответ. У меня давно создалось впечатление, что в Японии изменения в технику и ката вносились ради самих изменений. Многие из них совершенно неестественны и лишены практического смысла. Кроме того, процесс этот до сих пор остается неупорядоченным. Однажды на совещании технического комитета в Хонбу было объявлено, что 3 японских инструктора продемонстрируют новые образцы выполнения ката. Однако все они исполнили разные варианты, что даже у японцев вызвало замешательство. На вопрос: "Сосай, что же нам теперь делать?", Ояма ответил:"Выбирайте, что хотите".

Последние видеокассеты я видел. На мой взгляд, этим материалом невозможно пользоваться. И дело не только в том, что предлагаемые варианты с трудом поддаются разумному истолкованию или что уровень демонстрации едва ли является образцовым. Главное, что в ката используются разные формы базовой техники (например, в одних случаях это новый гэдан-барай с прикрытием на замахе паха реверсивной рукой, в других – старый дзюдзи гэдан-барай, где на замахе обе руки скрещены у головы). Не представляю, как при такой путанице эти кассеты, разошедшиеся по всему миру, смогут служить пособием.

 

Вопрос. Что же, и с Японией по данному вопросу теперь все достаточно ясно. Не обратиться ли нам к России? Вы ведь уже бывали в Москве?

 

Ответ. Да, очень давно, мы с женой были здесь проездом из Японии в Англию. Но Москвы мы фактически не видели. В то время Кремль был закрыт для посетителей, а когда я попробовал сделать снимок на Красной площади, на меня набросились те, кто следил за "порядком", и пытались отобрать пленку. Жена очень испугалась. Да и вообще за каждым нашим шагом следили...

 

Вопрос. Но теперь у Вас были иные возможности и, вероятно, иные впечатления?

 

Ответ. Я очень взволнован сердечным приемом в России. Чувствую, что для меня и для Вас мой приезд это новое начинание. Обе стороны от этого должны только выиграть. Меня всегда поражала преданность каратэ и энтузиазм русских бойцов, когда видел их на международных соревнованиях. Их отличает спортивное отношение к соперникам, доверие и уважение к своей организации. Русских полюбили в Англии и очень сожалели, что Ваши бойцы не смогли прибыть на Открытый чемпионат Англии в октябре прошлого года. В Москве я не только наслаждался профессиональным турниром. Я общался с людьми и немного ознакомился с историческими памятниками. Ваше искусство и реликвии, которые я видел в Троице-Сергиевой лавре и в Кремле, поистине бесценны.

 

Вопрос. Сихан, мы 3 года учились под Вашим руководством на Летних школах в Швейцарии, стремясь внедрить европейскую технику и ката в России. Вы имели возможность посетить додзё московского клуба "Бусидо", видели, в частности, наших чемпионов и призеров по ката. Как Вы оцениваете плоды наших усилий и уровень достижений?

 

Ответ. Мои впечатления оказались не только сильными, но и неожиданными. Ваши ученики, даже обладающие зелеными поясами, уже очень хорошо исполняют высшие ката. В Англии зеленые пояса не поднимаются выше Гэкусай-дай. Они были бы крайне удивлены, увидев Ваших лучших учеников. Вы можете уже "экспортировать" их в Англию.

 

Вопрос. Зная Ваше чувство юмора, мы воспринимаем Ваше последнее замечание как шутку. Но какие пожелания Вы могли бы сделать нашим ребятам?

 

Ответ. Напротив, я совершенно серьезен. И то, что я говорю, говорю искренне. Мне нет нужды обманывать Вас. Мы вообще не должны обманывать друг друга. Что касается ката, то общий стиль их исполнения верный. Я мог сделать только несколько замечаний по мелким деталям, касающимся ритмики, отдельных позиций и формы техники.

 

Вопрос. Мы полагаем, что для исполнения ката Кёкусинкай особенно важны сила, концентрация, хорошее Ибуки и Киай. Согяасны ли Вы с этим?

 

Ответ. Да, но концентрация понятие относительное. Она различна у взрослого мужчины, женщины, подростка. Главный же критерий высокого уровня исполнения это "чувство ката" и понимание смысла движений. Воспитанию этого чувства помогает выбор правильного ритма и темпа исполнения. Для Тайкёу, например, оптимальным является время 24 сек., 22 сек. или 26 сек. это допустимые отклонения. Но если Тайкёу исполняют за 18 сек. или за 30, то это уже далеко от реальности. Для ката Пинан 1 оптимально время 25 сек. Соответственно, пропорционально величине каждого ката, учитывая наличие быстро выполняемых и замедленных движений, можно определить оптимальное время для его исполнения. Это и будет одним из важных условий для формирования "чувства ката" и их осмысленного исполнения.

 

Вопрос. Сихан, в нашем тренировочном зале Вы видели также юных бойцов, призеров и участников региональных и национальных турниров, которые работали с полным контактом. Вероятно, это одно из самых свежих впечатлений, поскольку, как Вы упоминали, в Англии правительство запрещает участие юношей в нокдаун-турнирах? Что можно сказать об уровне подготовки наших ребят?

 

Ответ. Да, в Англии меня наверняка посадили бы в тюрьму, если бы я организовал подобный нокдаун-турнир. Однако признаюсь. Ваш опыт меня поразил. Уровень молодых бойцов оцениваю как невероятно высокий. Думаю, что это тот резерв, который позволит России стать очень сильной в каратэ Кёкусинкай.

 

* * *

 

В публикации бесед с сиханом Стивом Арнэйлом мы не сочли себя вправе предать гласности некоторые деликатные подробности эволюции его взаимоотношений с Масутацу Оямой. Сихан надеется, что придет время, когда он сможет издать мемуары. Ведь в сходной ситуации нечто подобное уже сделал Тадаси Накамура, обнажив в своей книге закулисную сторону политики токийского Хонбу.

Что же касается собственно каратэ, которое было одной из главных тем наших бесед, то, как и прежде, то новое, что посчастливилось вынести из общения с замечательным мастером, будет незамедлительно внедряться в нашу повседневную тренировочную работу.

В. Фомин

 

Опубликовано в газете "Кёкусинкай каратэ в России", . №3, 1993г., стр.4,5