Полная карта сайта
«КЭМПО - клуб каратэ кёкусинкай IFK,
 г.Полевской, Свердловской обл.»
КЭМПО - клуб карате киокушинкай IFK

Главная страница
сайта клуба КЕМПО

Новости
сайта

Каратэ
Кекусинкай

Клуб КЭМПО

Cайт.
История
и перспективы.

Город Полевской

Авторский раздел

Ссылки
по карате кекусинкай
и другим видам БИ,
по веб-дизайну
и веб-мастерингу

Общение
с автором сайта
и клубом КЕМПО






КЭМПО - клуб карате киокушинкай IFK
КЭМПО - клуб карате киокушинкай IFK



Майкл Томпсон о V Чемпионате мира в Японии


Майкл Томпсон, 3 дан, сегодняшний чемпион Великобритании, Европы и Федерации, вспоминает о своей третьей и, возможно, наиболее разочаровывающей поездке в Японию для участия в пятом Всемирном турнире.


- Вы - постоянный участник международных турниров. Каковы были Ваши впечатления от своего первого выступления на пятом Всемирном турнире?


- Первым парнем, с кем я встречался на ринге, был Элвин Хои (Кюрасао). Он был большой, я помню его хорошо потому, что перед турниром он подошел ко мне и сказал: "Завтра победителем буду я". Он был намного тяжелее и сильнее меня, но у него не было техники. Я знал о жеребьевке еще до отъезда в Японию и знал, что мои противники будут такими же большими, как и противники Энди Хуга. Целью моей поездки было попробовать свои силы и получить как можно меньше повреждений. Хои был крупным парнем, но достаточно неуклюжим, поэтому, сражаясь с ним, я совсем не получил никаких повреждений. Я выиграл матч.


- Второй бой, проведенный с Сэмом Греко, был жестким. Вы уже побеждали его прежде. Как было на этот раз?


- Сэм - австралийский чемпион, также он выиграл Гавайский чемпионат. Он чертовски много приобрел с тех пор, когда я встречался с ним в Австралии на первом турнире Федерации. Он был "голодным" бойцом, гора мышц и очень решительный (я встречался с ним в полуфиналах на турнире Федерации и пробил его в туловище, и он проиграл). В мои планы по-прежнему входило испытать свои силы и получить как можно меньше повреждений. Но Сэм хороший боец, очень сильный. То, как он наносил удары, причиняло мне боль во время поединка. Но встреча проходила хорошо, по плану. Я наносил удары, двигался и пытался удержаться в чудане, но он понял это. К концу встречи у меня было несколько повреждений. Сэм нанес мне удар кулаком в подбородок, я почувствовал спазм во всем теле. Когда я поднялся, чтобы продолжить борьбу, было ясно, что я уже не тот, я был немного вялый и уже наносил удары и двигался не так, как в начале.

Но когда встреча закончилась, ко мне вернулась решимость, что меня самого немного удивило. Я думал, что мы будем встречаться еще раз. Было жаль, что бойцу его уровня - австралийскому чемпиону, - пришлось проиграть мне так быстро. Но все прошло так, как было задумано.


- Я думаю. Вас немного удивил Ваш третий противник из Венгрии?


- Да, моя вторая встреча в тот день была с 3.Ковачем (Венгрия). Это удивило меня, так как я думал, что в своем блоке буду встречаться с Андре Виче (Голландия). Виче был победителем в своей весовой категории на турнире в Осаке, Япония. В предыдущем круге он не принимал участия, а затем должен был встречаться с Ковачем из Венгрии. Я думал, что он сможет победить Ковача очень легко, но увы. Я действительно был удивлен, когда увидел его на ринге. Я знал, что у него были повреждения, у меня они тоже были, и мне не хотелось получить еще больше повреждений. Учитывая все это, я старался избегать его, нанося удары и передвигаясь. Я наносил удар за ударом по его поврежденной ноге, а он не особенно и сопротивлялся.


- Ваша последняя встреча в четвертом круге с Абе была довольно драматичной как по содержанию, так и по результату. В чем причина?


Я должен был выступать против сегодняшнего чемпиона Азии Киоуфуми Абе (Япония) (опять встреча с чемпионом). За неделю до этого я был в Дании, затем уехал в Японию. Я видел запись его выступления на видео. Он выглядел очень способным бойцом. Он не был так силен, как Масуда, Матсуи или Сичинохе, но был довольно-таки хорош. Как бы то ни было, в то утро, как вы можете понять, я не мог ни согнуться, ни разогнуться. Мы уехали из Олимпийской деревни ночью из-за очень плохих условий, забронировали номера, в гостинице, где я принял горячую ванну и почувствовал себя не так уж плохо. У меня было несколько повреждений, но не так много, чтобы помешать выступать. Я планировал, опять же избегать ударов, так как если бы я побил его, то мне пришлось бы выступать против Сичинохе в следующем круге, а он единственный боец в японской команде, который действительно практически не устает. Когда ты выступаешь против кого-то подобного Макото Накамура или другому крупному парню, они очень быстро устают. Но все обстоит по иному с Сичинохе - его выносливость действительно хороша. Его техника, возможно, не так динамична, как у других ведущих японских бойцов, но для меня он оставался главной проблемой. Во время встречи с Абе я не оказывал достаточного давления, как следовало бы. Мы начали с разбивания досок. Для меня этот этап прошел очень хорошо, учитывая то, что на самом деле я не очень хорошо ломаю доски. Во время первого захода Абе не смог разбить 5 досок (сэйкэн), я разбил четыре. Затем он должен был разбить три как минимум, а я - на одну больше. Где-то до последнего захода (эмпия), он, должно быть, догнал или обогнал меня, но я наблюдал за ним очень пристально, чтобы быть уверенным, что я разбил на одну доску больше (во время последнего захода один из бранч-чифов подошел ко мне и сказал: "Ты впереди по количеству разбитых досок").

Я был вполне уверен, что здесь у меня было преимущество. Но, должно быть, произошло следующее: когда я пошел разбивать доски, Абе положил себе еще одну, что не противоречит правилам; это единственный вывод, к которому я прихожу.

В общей сложности у нас было четыре попытки, я не выдохся, я старался, чтобы была ничья и в дощечках я был первый, - так я думал! Мне не хотелось получить еще больше повреждений перед следующим выступлением. Я видел эту встречу в записи, она не была успешной. Я нанес ему ногами удар чудан и пару ударов в голову. Мне тогда казалось, что он прилагал недостаточно усилий. Когда объявили, что он разбил на одну доску больше, чем я, то это было своеобразным шоком. К тому же я был намного легче его: Абе - 87 кг, а я - 82 кг.

Это было шоком, как я уже сказал, и после непродолжительного обсуждения было решено, что мы встретимся еще раз. Мне нужно было оправиться от шока как можно быстрее. Я не особенно помню последний бой, кроме последних 30 секунд, - я помню, как ребята подбадривали меня. Я сильно ударил противника и повредил, как мне показалось, наружную сторону кисти. Когда судьи объявили ничью, то это было еще одним шоком для меня. А затем было объявлено, что Абе победил, так как разбил на одну доску больше.


- Казалось, что правила нетипичным образом были использованы в этом матче против Вас. Всегда главный судья настаивал на том, что соперники должны драться до тех пор, пока не определится победитель. Что Вы подумали по этому поводу?


- Что бы я хотел отметить: во время моей встречи с Макото Накамура на третьем Всемирном турнире правила не действовали, а я был на 40 кг легче. Мы боролись, пока не определился победитель. Также на четвертом Всемирном турнире я победил Матсуи, чемпиона мира, но опять же правила не вступили в силу.

Что поразило меня на этом турнире, так это то, что правила начинали действовать, когда выступали японцы, особенно в noлуфиналах и финалах. Я нисколько не умаляю достоинств Мидори, замечательного бойца, но было разочарованием видеть чемпиона мира, выбирающего весовую категорию противника, особенно, если оглянуться и вспомнить Чемпионат мира 1975 года.


- Каково Ваше отношение к японским бойцам, выступавшим на данном турнире?


Для меня этот турнир не был удачным, я знал, что Япония попытается прижать нас. Мне жалко Мидори и всех японских бойцов, так как японским бойцам в действительности ничья не нужна, чтобы утвердиться. Давайте не постесняемся сказать, что все было заранее решено. Я не думаю, что следовало бы так плохо относиться к зарубежным бойцам. Каждый знал, что японские бойцы фантастичны и в прошлом они выступали просто замечательно. Сейчас настал момент, когда отношение к иностранцам и подсуживание стали явными. Да, Хонбу теряет дух Чемпионата мира.


- Исторически возникло мнение, что зарубежный боец плохо чувствует себя в японской системе. Ваша точка зрения?


- Печально, но, сказав это, нужно отметить, что это не вина японских бойцов. Я испытываю огромное уважение к японским бойцам, таким людям, как Масуда, Матсуи, Сичинохе, и многим другим. Они хорошие бойцы. Я уважаю их, и в свою очередь мы должны завоевать их уважение. Это японская традиция. Многие из зарубежных бойцов завоевали уважение своих японских противников. Но японские бойцы не уложили ни одного зарубежного бойца в нокдаун. В дополнение некоторые из судей, японских судей, совсем неуважаемы нами, это люди, которые создают проблемы. И я уверен, что они совсем не бойцы.


- Как я понял. Вы долго разговаривали с Масудой и другими японскими бойцами после турнира?


- Да, Масуда подошел ко мне после турнира, мы разговаривали, и вместе пообедали. Он был расстроен тем, что некоторые из иностранных зрителей освистывали участников во время турнира. Мне пришлось объяснить ему, что никто не освистывал японских бойцов. Зрители освистывали решения судей и главного судьи. Я должен отметить, что и некоторые решения, вынесенные зарубежными судьями, были также невероятны.


- Несмотря на всю критику в адрес Японии, Вы получили что-нибудь положительное от Вашей поездки?


Сам турнир мне понравился, особенно я наслаждался, наблюдая канадца Джина Ривере, который был абсолютно потрясающим. Мне понравились многие из встреч за три дня. Мне хотелось самому выступить немного лучше. Я думаю, что моя главная ошибка заключалась в следующем (я обсудил это с Ником да Костой, с ним было то же самое на европейском турнире): я слишком отстранился, мне следовало бы быть более задействованным, но я знал, что у меня будет много тяжелых встреч, и я знал, что хотели сделать японцы. Они хотели унизить меня. На последнем Чемпионате мира я победил Мидори. И было разрекламировано, что он хочет на этот раз побить меня. Я думаю, что Хонбу на деле хотел довести меня и Энди Хуга до полуфиналов, но они хотели довести нас в таком состоянии, чтобы мы были полностью разбиты, и не смогли бы оказать действительного сопротивления японским финалистам.


- Могли бы Вы прокомментировать письмо, полученное Вами из Хонбу по поводу Всемирного Кубка Оямы 1993 г.? Я думаю, что Вы и Энди Хуг, возможно и другие бойцы, получили приглашения. Вы намерены принять данное приглашение?


- Да, я получил письмо от Сосая Оямы. Я только что вернулся из Испании, где проводил сборы, и получил письмо с предложением принять участие в Ояма-Кубке, Кубке "настоящего чемпиона мира". Я не мог поверить, я был поражен таким предложением. Какой удар для Мидори. Сказать, что Хонбу хочет найти настоящего чемпиона мира, значит принять тот факт, что турнир мира был фарсом. Это оскорбление для европейских бойцов и других ведущих бойцов со всего мира. Энди Хуг и я достигли многого, но есть ряд европейских бойцов, которые в состоянии побить Энди и меня. То, что выбор на участие в таком соревновании выпал на нас с Энди, является оскорблением для них.


- Я хотел бы все же узнать, ответили Вы на письмо или нет. Если же "да", то что Вы собираетесь делать?


- Я вовремя не ответил на письмо, потому что я рад отстраниться от любой политики. За последний год или два политические игры действительно повлияли на мое выступление на международном турнире. Когда я получил письмо, я почувствовал, что это та же самая политика. Поэтому я не ответил на него.


- Что Вы намерены делать? Собираетесь ли Вы поехать для выступлений в Японию в 1993 г.?


- Я не буду принимать участия в этом турнире. Пусть некоторые из ведущих бойцов узнают, что о них думает японское руководство. Сейчас они хотят найти на стоящего чемпиона мира, и если читать между строк, то я думаю, что знаю, какова эта игра на самом деле. Они хотят сделать следующее: дать выиграть иностранцу, так как они понимают - иностранный боец в состоянии победить на международном турнире. А это, как они думают, успокоит иностранцев. Также нужно учитывать коммерческий аспект: если зарубежный боец побеждает на международном турнире в Японии, то очень многие японцы не будут вступать в Кёкусинкай. Если японские бойцы не могут выиграть турнир, то в глазах японцев Кёкусинкай не будет иметь такой ценности. Это то, как я понимаю и думаю. В силу всех этих причин и условий для зарубежных и японских бойцов неприемлема попытка провести еще один турнир.


- Что Вы получили от всего этого? Каковы положительные моменты Вашей столь успешной карьеры?


- Что я получил от всего этого, так это действительно друзей по каратэ со всего мира, - японских, бразильских, испанских, других стран, настоящих друзей.

Мое чувство к Матсуи, например, - любовь. Мы встречались на татами в 1987 году, и когда я остался в Японии на некоторое время, чтобы познакомиться со страной, мы ходили вместе ужинать. Когда мы разъезжались, то не были уверены встретимся ли мы опять. Мы стояли, смотрели друг на друга, кивали головами. Я никогда не видел, чтобы Матсуи был таким эмоциональным - это то, что я получил от дружбы. В глубине души мне действительно хотелось стать чемпионом мира. Я выступил не очень успешно, но у меня завязались отношения с японскими и другими бойцами со всего мира. И это то, что останется у меня на всю жизнь. И я могу сказать, что это положительный момент моей карьеры.


- Я слышал, что после ухода из большого спорта, из каратэ Кёкусинкай, Вы, возможно, займетесь профессионально кикбоксингом. Это правда?


- Мне было сделано предложение вы ступить в Канаде на турнире по кикбоксингу в этом году. Я не уверен, приму ли я участие или нет. Конечно, полезно познакомиться с другой системой и посмотреть, подходишь ли ты. Но кто знает. Я не собираюсь начинать карьеру в кикбоксинге, хотя мне и говорят, что следовало бы. Я уже и так многого достиг. Возможно, несколько лет назад я бы рассмотрел такую возможность. Мое будущее - наслаждаться жизнью, попытаться не растолстеть!


- Чем Вы собираетесь заниматься по уходу из Кёкусинкай? Какова Ваша роль в Британской организации карате Кёкусинкай?


- Я хочу помогать, как только могу: я могу готовить бойцов для Британской организации каратэ Кёкусинкай, в основном по системе контактного каратэ. Я знаю, что мы собираемся принять участие в ряде турниров ВУКО. Но я лично предпочел бы выступать в системе контактного каратэ и пытаться достичь возможно лучших результатов. То, что я был хорошим бойцом, еще не значит, что я буду хорошим тренером. В связи с этим я должен многому научиться, и для этого я занимаюсь на тренерских курсах, организованных Британской организацией каратэ Кёкусинкай. Я надеюсь, что смогу внести посильный вклад в подготовку команды по контактному каратэ, смогу помочь Сихану Уайброу. Bозможно, на короткий срок я уеду в Шотландию и буду там помогать развивать и утверждать идеи Британской организации каратэ Кёкусинкай.



(перевод с англ. по материалам журнала "Кёкусинкай мэгэзин")



Опубликовано в газете "Кёкусинкай каратэ в России", . №5, 1993г., стр.2,8